Главная Дианетика История Дианетики
История Дианетики Распечатать
Первый принцип моей собственной философии, писал Рон Хаббард, состоит в том, что мудрость предназначена для каждого, кто пожелает идти к ней. Она одинаково служит простому человеку и королю, и на нее не следует смотреть с благоговением. К этому он добавлял, что философия должна быть пригодной к применению, поскольку “знания, заключенные в покрытых пылью фолиантах, едва ли кому-то приносят пользу, и поэтому не имеют никакой ценности, пока их не станут применять”. И, наконец, он говорил, что философия только тогда имеет ценность, когда она истинна и дает результаты; на этой основе он установил критерии для Дианетики и Саентологии.

История о том, как Л. Рон Хаббард стал основателем этих наук – грандиозна. Все началось для него в первых десятилетиях нашего века дружбой с индейцами племени черноногих, которые жили в его городе Хелена, штат Монтана, и в окрестностях. Особое место среди них принадлежало многоопытному знахарю племени, известному в округе под именем Старого Тома. Между шестилетним Роном и Старым Томом в конце концов установились редкостные человеческие отношения. Рону была оказана честь – он стал кровным братом черноногих. От Старого Тома Рон рано научился ценить глубину замечательного духовного наследия племени.

Следующей важной вехой стал 1923 год, когда двенадцатилетний Рон Хаббард приступил к изучению теории Фрейда под руководством капитана 2-го ранга Джозефа С. Томпсона – первого офицера ВМС США, который учился у Фрейда в Вене. Хотя Рон Хаббард никогда не принимал психоанализ как таковой, знакомство с ним сыграло поворотную роль. Позже Рон Хаббард писал, что Фрейд, по крайней мере, выдвинул мысль о том, что “что-то можно сделать в отношении человеческого разума”.

Третий решающий этап наступил в Азии, где Рон Хаббард провел в путешествиях и исследованиях около двух лет. Он стал одним из немногих американцев, которые получили доступ в легендарные тибетские ламаистские монастыри в Западных горах Китая. Там он учился у последнего представителя линии королевских магов при дворе Кублай Хана. Но какими бы захватывающими ни казались эти приключения, в конечном счете Рон Хаббард признал, что не нашел там никаких действенных методов работы с разумом и духом, которые давали бы предсказуемые результаты.

Университет им. Джорджа Вашингтона, приблизительно 1929 год. Здесь Л. Рон Хаббард изучал инженерное дело, математику и ядерную физику.
Вернувшись в 1929 году в Соединенные Штаты, Рон Хаббард поступил в университет Джорджа Вашингтона, где он изучал инженерное дело, математику и ядерную физику – все эти дисциплины хорошо послужат ему в последующих философских изысканиях. По сути дела, Рон Хаббард первым точно и тщательно применил западные научные методы к исследованию человеческого духа. Однако, университет ничего не давал, кроме основной методологии. Позднее Рон Хаббард отметил: “Было совершенно очевидно, что культуре, в которой я жил и с которой имел дело, было меньше известно об уме человека, чем самому низшему примитивному племени, с которым я когда-либо встречался”, и “узнав, что жители Востока не могут проникнуть в загадки разума настолько глубоко и с такими предсказуемыми результатами, как мне об этом говорили, я понял, что мне придется многое исследовать самому”.

Исследования заняли последующие двадцать лет, провели его через ни много, ни мало двадцать один народ и культуру, включая индейские племена на северо-западном побережье Тихого океана, тагалогов на Филиппинах и, как он часто шутил, народность, населяющую Бронкс (район города Нью-Йорка). В общем, его работа в тот период была направлена на решение двух принципиальных вопросов. Во-первых, начиная со своих экспериментов в университете, он искал испокон веков вызывавшую у людей интерес жизненную силу, т. е. источник человеческого сознания. Во-вторых, и этот вопрос был неразрывно связан с первым, Рон хотел вывести общий знаменатель жизни, поскольку, как он считал, только определив его, можно найти то, что истинно и действенно в отношении состояния человека.

Рукопись книги под названием «Экскалибур», где Л. Рон Хаббард впервые заявил, что именно выживание является единственным фундаментальным общим знаменателем жизни.
Первые итоги этих исследований были подведены в 1938 году в неопубликованной рукописи “Экскалибур” (“Excalibur”). В этой работе выдвигалось предположение о том, что жизнь далеко не сводится к беспорядочной цепи химических реакций, и что за всем человеческим поведением имеется некоторая определенная движущая сила. Этой силой он объявил выживание, которое является единственной всеохватывающей силой, общей для всех людей. Мысль о том, что человек занят выживанием, была не новой. Новым было признание выживания единственным основным общим знаменателем существования, и это являлось ориентиром для всех последующих исследований.

Вторая мировая война прервала исследования и, в то же время, дала им новый толчок. Прервала из-за службы Рона Хаббарда командиром противолодочных кораблей на Атлантическом и Тихом океанах; подтолкнула тем, что ничто не могло доказать необходимость работающей философии совершенствования человека с большей убедительностью, чем ужасы этого конфликта. Или, по лаконичному выражению Л. Рона Хаббарда: “У человека есть безумие, и безумие это называется война”. Рон Хаббард был также одним из первых, кто выразил озабоченность последствиями создания атомного оружия при отсутствий соответствующего понимания поведения человека.

Кульминация работы на этом этапе наступила в 1945 году в военно-морском госпитале Ок Нолл в г. Окленд, штат Калифорния, где Рон Хаббард находился на излечении (он частично утратил зрение из-за повреждения глазных нервов и с трудом передвигался из-за ранений в бедро и спину). Он стал одним из пяти тысяч находившихся в госпитале раненых моряков и морских пехотинцев; кроме них, там лечились несколько сот бывших заключенных японских лагерей для военнопленных. Заинтригованный необъяснимым упорством, с которым раненые не выздоравливали, несмотря на интенсивное медицинское лечение, Л. Рон Хаббард начал применять ранние разработки Дианетики. В общей сложности пятнадцать пациентов прошли процедуру, в которой он применял свои методы удаления умственного запрета на выздоровление. По предположению Рона Хаббарда, такой запрет существовал и был причиной неуспеха медицинского лечения. Сделанное им открытие, которое спасло жизнь пациентам, было прямо связано с основным вопросом философии: вопреки общепринятой в то время научной теории, оказалось, что состояние ума первично по отношению к физическому состоянию человека. Другими словами, наши взгляды, отношения и эмоции определяют, в конечном счете, наше физическое состояние, но не наоборот. Или, как это вкратце выразил сам Рон Хаббард: “функция определяет структуру”.

Дианетика: первоначальные тезисы
Разобравшись в этом, после окончания войны Л. Рон Хаббард активно приступил к практической проверке своих выводов. Его интенсивные исследования охватили представителей всех слоев общества. Среди них были актеры театров-студий Голливуда, менеджеры близлежащих киностудий, жертвы несчастных случаев из госпиталя города Пасадены (штат Калифорния), душевнобольные преступники из психиатрической клиники в штате Джорджия. Результаты шестнадцати лет своих исследований, в которых Л. Рон Хаббард лично работал примерно с 400 мужчинами, женщинами и детьми, он обобщил в рукописи, озаглавленной “Дианетика: первоначальные тезисы” (в настоящее время она издана под названием “Динамики жизни”). Она не была передана в печать – Рон распространил рукопись среди друзей, чтобы они ознакомились с ней и высказали свое мнение. Она была размножена на гектографе и, в конце концов, разошлась в сотнях экземпляров; она была принята с таким энтузиазмом, что Рона Хаббарда убеждали подготовить статью для более широкой публики. Эта статья появилась в зимне-весеннем выпуске журнала “Клуб Путешественников” (Explorers Club Journal) за 1949-1950 года под названием “Терра инкогнита: разум”. Сразу после этого Рона Хаббарда буквально завалили просьбами о более подробной информации, и, в конце концов, он выпустил в свет официальное руководство по Дианетике – книгу “Дианетика: современная наука душевного здоровья”.

Первый выпуск книги «Дианетика: современная наука душевного здоровья» состоялся 9 мая 1950 года. В тот же год книга продержалась 26 недель подряд в списке бестселлеров газеты «Нью-Йорк таймс» и явилась причиной образования более чем 750 дианетических групп по всей стране.
Несомненно, публикация “Дианетики” стала вехой в истории человечества. Один из ведущих обозревателей, Уолтер Уинчелл, произнес слова, ставшие пророческими: “В апреле мы увидим нечто новое, под названием “Дианетика”, новую науку, которая действует с точностью естественной науки, но в области человеческого разума. По всем признакам, она будет иметь такое же революционное значение для человечества, какое имело открытие и применение огня первыми пещерными людьми”.

Утверждение Уинчелла было смелым, но, тем не менее, точным, поскольку с Дианетикой пришло первое определенное объяснение мышления и поведения человека. Она же предоставила первые средства для разрешения проблем разума, в том числе нежелательных ощущений, эмоций, нерациональности в поведении и психосоматических заболеваний.

В центре подобных проблем находилась структура, которую Рон Хаббард назвал реактивным умом и определил как “часть ума человека, которая функционирует исключительно на основе механизма “стимул-реакция”. Реактивный ум находится вне волевого контроля человека и оказывает принудительное воздействие (т. е. действует в приказном порядке) на его сознание, цели, мысли, организм и поступки”. В реактивном уме хранятся инграммы, – Рон Хаббард определил их как умственные записи периодов физической боли и бессознательности. И раньше существовали намеки на то, что во время частичной или полной бессознательности в уме фиксируются ощущения. Но каким образом инграмма воздействует на тело, влияет на поведение и мышление – знание об этом было получено впервые. Никто не имел ни малейшего представления о том, как совокупность инграмм, содержащихся в реактивном уме, превращается в страдания человека. Ведь именно эта часть ума, по словам Л. Рона Хаббарда, “заставляет человека подавить свои надежды, таит в себе его апатию, делает его нерешительным, когда он должен действовать, и убивает его прежде, чем он начал жить”. Словом, это – источник всех неудач человека.

Если бы кому-то понадобились доказательства истинности того, что в Дианетике говорится по поводу инграмм и реактивного ума, ему было бы достаточно взглянуть на практические достижения Дианетики. Описано великое множество документированных случаев, многие из них поражают воображение: маньяк-убийца вернулся к нормальному состоянию всего за несколько десятков часов; у парализованного артритом сварщика за такое же время полностью восстановилась способность двигаться; профессор, у которого были серьезнейшие проблемы со зрением, вновь обрел зрение менее, чем за неделю; доведенная истерией до инвалидности домохозяйка полностью выздоровела за одну трехчасовую сессию. Вместе с тем у Дианетики есть определенная конечная цель – состояние “клир”, при котором полностью стерт реактивный ум, и у человека освобождаются присущие ему качества и способности, намного превышающие все, что раньше предсказывали.

Как и следовало ожидать, новость об открытиях Рона Хаббарда стала распространяться, и отклики были замечательными: более 30 000 экземпляров “Дианетики” были раскуплены, едва успев выйти из типографии, а книжные магазины едва могли удовлетворить спрос покупателей. Чем больше появлялось свидетельств эффективности Дианетики – а она предлагала методы, которые мог применять каждый человек – тем более драматичными становились отзывы. “Дианетика штурмом завоевывает США”, “Наиболее быстро растущее движение в Америке” – таковы были заголовки газет летом 1950 года. К концу года стихийно образовалось около 750 дианетических групп по всей стране, а в шести городах были созданы дианетические центры для помощи Рону Хаббарду в развитии новой науки.

Развитие науки было непрерывным и систематическим, оно принесло, по крайней мере, столько же новых данных, сколько было получено раньше. В центре задач, которые Л. Рон Хаббард решал в конце 1950 и начале 1951 годов, стоял еще один ключевой философский вопрос. Если Дианетика является четким и определенным объяснением человеческого разума, то что именно этим разумом пользуется? Вернее, что такое сама жизнь? В одном из ключевых высказываний на эту тему Рон Хаббард объяснял: “Чем больше углубляешься в исследования, тем больше начинаешь понимать, что здесь, в этом существе Хомо Сапиенс, оказывается слишком много неизвестных”.

Последовавшее за этим исследование, которое Л. Рон Хаббард начал еще в 1932 году, имело исключительно важное значение. В другом ключевом заявлении на эту тему Л. Рон Хаббард сказал: “Я занимался исследованием основ жизни, материальной вселенной и поведения человека”. И хотя уже многие до него “пробирались по этой не нанесенной на карту тропе”, никто не оставил на ней ориентиров. Как бы то ни было, ранней весной 1952 года на лекции в городе Финиксе, штат Аризона, ставшей исторической, был объявлен результат этого исследования: Саентология.

Прикладная религиозная философия, получившая название Саентологии, изложена в более чем сорока книгах и 2500 лекциях, записанных на магнитную ленту. Эти работы представляют собой утверждение о том, какова природа человека и его потенциальные возможности, и даже если эти работы перекликаются с различными древними писаниями, утверждение это абсолютно уникально. Вот некоторые основные положения Саентологии: человек является бессмертным духом; доступный ему жизненный опыт гораздо обширней, чем знания, полученные в одной жизни; его способности не имеют границ, даже если сейчас они не реализованы. В этом отношении Саентология представляет собой то, что можно рассматривать как конечное определение религии: не система верований, а средство духовного преобразования.

Результаты Саентологии достигаются путем изучения работ, принадлежащих Рону Хаббарду, и применения содержащихся в них принципов. Центральное место в саентологической практике занимает одитинг, который проводится одитором (от латинского слова audire – “слушать”). Одитинг не является еще одной формой неопределенного психического прощупывания и по своей сути не имеет ничего общего с психологией и психотерапией. Одитор не дает оценок и никак не подсказывает человеку, о чем ему следует думать, поскольку одитинг не “делают” человеку, и польза от него может быть получена только через активное участие самого человека и полноценное общение. Одитинг основан на принципе, который гласит, что от проблем можно избавиться, только предоставив человеку возможность самому найти ответы.

Для достижения этой цели одитор использует процессы (точно определенные наборы вопросов), чтобы помочь человеку изучить неизвестные ему или нежелательные источники трудностей. Процедура основана на том факте, что если мы всесторонне рассмотрим и поймем истинный источник наших неприятностей, то неприятности исчезнут. Например, если кто-то страдает от болезненных последствий давно забытой инграммной травмы, то одитинг выступает именно тем средством, с помощью которого можно рассмотреть, понять и устранить эту инграмму. Поэтому одитинг можно считать процедурой, с помощью которой мы выявляем вещи, которые не осознаем без специального тщательного рассмотрения, но которые оказывают на нас вредное воздействие. По мере перенесения из реактивного ума в сознание доселе неизвестной информации человек все больше и больше узнает, кто он есть, что с ним происходило и сколь широко простираются его истинные возможности.

Конечно, трудно описать субъективный смысл происходящего; ведь одитинг по определению предполагает необходимость подниматься в ранее неизведанные области. Но в самых общих словах можно отметить, что Саентология не требует от человека стараться достичь более этичного поведения, высокого уровня сознания, счастья и разумности. Вместо этого она дает возможность достичь состояний, где все это просто существует, где человек более этичен, имеет больше способностей, самоопределения и счастья, потому что все, что этому мешало, устранено. Или, как сам Рон Хаббард объяснил начинающим саентологам, “мы протягиваем вам бесценный дар свободы и бессмертия – действительно и честно”.

Полный путь духовного продвижения в Саентологии детально очерчен в схеме, которая получила название “Саентологический мост”. В ней представлены точные этапы одитинга и обучения, которые необходимо пройти для реализации присущих человеку потенциальных возможностей. Поскольку Мост построен по принципу постепенности, продвижение происходит упорядоченно и предсказуемо. Хотя в основе его лежит древняя концепция – путь через пропасть незнания к более высокому уровню – Мост отображает совершенно новую систему. Не какую-то произвольную последовательность этапов, а наиболее эффективное практическое средство возвращения себе того, что Рон Хаббард описал как “наше бессмертное, неразрушимое Я, уходящее в бесконечность”.

И хотя Саентология воплощает в себе путь к высшим духовным устремлениям человека, она важна и для его более непосредственного существования – для его семьи, работы и жизни в обществе. Этот факт является решающим для понимания Саентологии, и за ним стоит ее подлинная сущность: не доктрина, но изучение и совершенствование духа человека в отношении к самому себе, к другим формам жизни и к вселенной, в которой мы живем. В этом плане, труды Рона Хаббарда охватывают все.

“Если не произойдет радикальных изменений в человеческой цивилизации, в том, как она сегодня ковыляет на своем пути, – заявил он в середине 60-х годов, – человек здесь надолго не задержится”. Признаками упадка он назвал политическую нестабильность, моральное разложение общества, насилие, расизм, неграмотность и наркотики. Работе с этими проблемами Рон Хаббард большей частью посвятил свои последние годы. С начала 70-х годов жизнь Рона Хаббарда можно рассматривать с точки зрения его поиска выходов из кризисов культуры конца двадцатого столетия.

Успех, которого он, в конечном счете, достиг, доказывается поистине феноменальным ростом Дианетики и Саентологии: в настоящее время более двух тысяч организаций в шестидесяти странах применяют различные технологии Дианетики и Саентологии. Ето подтверждают семьдесят миллионов экземпляров его трудов, которые читаются людьми практически во всех странах на планете. За всю историю человечества не было ни одного философа, который бы пользовался такой же популярностью. И конечно, его успех подтверждает великое множество наград Рону Хаббарду за его работу – благодарности и грамоты, которые могли бы заполнить собой тома, – от государственных органов штатов, графств, федерального правительства, от международных организаций. Его успех подтверждает все, что было сказано на этих страницах, и то, что так много фундаментальных истин Саентологии стало частью общественного сознания.

Но более всего его подтверждает продолжающееся осуществление личной философской цели Рона Хаббарда:
“Мне нравится помогать другим, и для меня величайшее удовольствие в жизни видеть, как человек освобождается от теней, омрачающих его дни.

Эти тени представляются ему такими плотными и ложатся на него таким тяжким бременем, что когда он вдруг обнаруживает, что это лишь тени, и он может видеть сквозь них и проходить через них, и выходить вновь к солнечному свету, он испытывает огромную радость. И знаете, я тоже при этом рад, как и он сам”.
В настоящее время философии Дианeтики и Саентологии изучаются и применяются в более чем двух тысячах церквей и организаций в городах всего мира.